[DEAD_ILLUSION]
happy addict
а мы со Svadilfary пишем фичок. про театральный вуз. пишем правда медленно, но я подумала, а чего бы мне не выложить-то свою часть. лол
а так почитать можно здесь ficbook.net/readfic/1332630

Название: После третьего звонка ружьё стреляет
Глава: Декоратор
Авторы: dead_illusion
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Бэкхён, Чанёль, Кёнсу, Сехун
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Размер: Драббл (1134 слова)
Преупреждения: ООС, Нецензурная лексика
Описание: Так случилось, что после третьего года обучения на экономиста, До Кёнсу пустил всё по... А в общем, история о весёлых буднях театрального университета, и До Кёнсу, который кардинально поменял свою жизнь.

В Театральном царила привычная атмосфера: кто-то перебегал из одной аудитории в другую, накинув на плечи простыню и цитируя Овидия; кто-то размахивал ручной пилой, рассуждая о том, какой формы должны быть деревья; кто-то уже традиционно спал на одной из кроватей, выставленных в коридоре.

К слову, Бён Бэкхён был одним из тех, кто размахивал той самой ручной пилой и рассуждал о деревьях, хотя рассуждал не совсем то слово, он скорее орал, как потерпевший на Пак Чанёля - двухметровую дылду, стоящую перед ним и сжимающую в руках целую охапку дров, точнее досок.

Вот уже битый час они пытаются слепить хоть какую-то декорацию для промежуточного выступления ребят с актёрского отделения. На самом деле у Бэкхёна своих проектов выше крыши и делать ему больше нечего, как тут деревья стругать, но О Сехун – шепелявый пепельный блондин, стоявший сейчас неподалёку, практически, в чём мать родила и в простыне, целую неделю слёзно умолял Бёна о помощи, ползая за ним на коленях и твердя: «Бён Бэкхён, ты невероятно невероятен! Ты художник и декоратор от Бога! Помоги!». После такого, конечно, сложно устоять и не помочь своим друзьям, да и Бэкхён – он же всё-таки альтруист чистой воды и ему не нужны слова восхищения, и те два билета на премьеру последнего фильма от Марвел.

В общем, последовав велению доброго сердца (которому пообещали ещё и парочку бесплатных обедов за счёт всего актёрского отделения), Бэкхён взял себе в помощники своего верного Санчо Панса по имени Чанёль.

- Друг мой, я думал, ты будешь куда сообразительнее, - довольно горестно вздохнул Бэкхён и почесал пилой спину. – Чанёль, ты когда-нибудь видел… дерево?

Пак поджал губы и удивлённо распахнул глаза, а внутри его так и подмывало ответить что-то типа «зато я видел идиотов и один из них ты», но любовь к другу – самая искренняя, настоящая и братская, а не та, о которой вы подумали – не позволяла этого сделать, поэтому он всего лишь пожал плечами и, закатив глаза, ответил:

- Ну… видел.

- А теперь, посмотри вот на это, - Бэкхён грозно ткнул пилой в охапку досок в руках Чанёля, - как ты предлагаешь из этого делать дерево?

Чанёль прикрыл глаза, чтобы собраться силами, перевести дух и не дать вырваться на свободу тому дикому зверю, что сидел внутри него на цепи в данный момент. Дело в том, что когда Чанёль записывался в помощники – а записали его очень так добровольно, шантажируя тем, что «если ты откажешь, я стырю твой телефон и, кто знает, что могут увидеть люди в твоём инстаграме» – то он даже не подозревал, что всё будет так плохо. Очень плохо. Казалось бы, им нужно всего лишь сколотить парочку бутафорских деревьев на банальное «отъебись», и возможно так бы оно и случилось, окажись декоратором не Бён, мать его, Бэкхён. Кто же знал, что он перфекционист на всю голову. И, между прочим, из-за этого они не укладывались в сроки. Сехун пару раз подходил к ним, интересуясь, как идут дела, а Бэкхён с уверенной улыбкой показывал большой палец и отвечал «отлично!».

Чанёль ещё раз придирчиво оглядел принесённый им материал. Доски, как доски, он вообще изначально предлагал, не парится, а вырезать деревья из листа двп, который уже второй год стоит в одной из аудиторий, символично разделяя её на две, да потом раскрасить красками. На это предложение, Бэхён завопил, что они, между прочим, декорации для театрального выступления строят, а не для детского утренника, и ему, видите ли, нужен был объём.

И вот с этим объёмом они насилуют друг другу мозг уже третий день.

- Нет, Чанёль, правда, скажи, ты когда-нибудь видел настоящее дерево?! – снова поинтересовался Бэкхён, а для пущей наглядности в воздухе обрисовал контур ствола и кроны, хотя со стороны больше было похоже, что он рисует формы девушки своей мечты.

- Что там видеть? Корни, ствол, ветки, - бурчал Пак себе под нос.

- Корни! Стволы! ВЕТКИ! А теперь внимательно посмотри на то, что притащил ты? – на этот раз пила Бэка грозно замерла почти перед самым носом Чанёля. – Вот как ты предлагаешь из этого делать ветки? Короче, я не знаю, что ты будешь делать, но чтобы через полчаса я уже заканчивал первое дерево.

- Твою ж мать, - выругался Пак Чанёль, выпуская из рук гору досок, что с грохотом, буквально посыпались на пол.

Пятнадцать минут спустя он, вместе с Кёнсу, которого встретил в коридоре, затаскивал в аудиторию кучу сухих веток, которые успел насобирать во дворе университета под неодобрительные взгляды дворников.

Увидев «добычу» своего помощника, Бэкхён чуть ли не завизжал как девочка в программе Sweet Sixteen, которой подарили белоснежный порше.

- Знаешь, я как-то читал книжку, «Декоратор» называется. Там порнуха, убийства и прочие извращения, весёлая очень, даже сказал бы ироничная, - Кёнсу устало зевнул и оглянулся в поисках свободной кровати, но рядом, внезапно, не было ни одной. – Думаю, Бэкхён мог бы справиться с ролью главного героя.

- Потому что такой же извращенец? – искренне удивился Чанёль и с опаской покосился на своего друга, что носился вокруг кучи сухих веток.

- Просто так же ответственно подходит к делу, - Кёнсу вновь зевнул, казалось ещё немного и он ляжет спать прямо здесь, на этом грязном и пыльном полу аудитории, что давно скорее напоминала лесопильный цех.

Тут мимо них пронёсся кто-то в белоснежной простыне, на которой красовалась лишь парочка пыльных пятен, в районе пятой точки. Потом этот кто-то пронёсся обратно, стуча босыми ступнями по полу и декламируя что-то в гекзаметре. На третий раз, этот кто-то, в ком Чанёль узнал О Сехуна, притормозил прямо перед ним с Кёнсу и со всей своей артистичной шепелявостью, встав в позу, как минимум императора Тиберия, зачитал:

- Я бы почувствовал, думаю, будь я терзаем Амуром, или подкрался хитрец, скрытым искусством вредит? Да, это так. Уже в сердце сидят тонкоострые стрелы; душу мою покорив, лютый терзает Амур. Сдаться мне или борьбою разжечь внезапное пламя? – Сехун величественно взмахнул рукой и в этот самый момент, простыня предательски сползла с его плеч, падая на пол.

Никто на это никак не отреагировал, так же как и не обратили внимания на резкий вздох До Кёнсу и его «оооох!» разлетевшееся по залу. Дело в том, что О Сехун всегда старался по максимуму вжиться в роль, поэтому не было ничего удивительного в том, что под его импровизированной пыльной тогой не было ничего. Совсем ничего.

- Ооо, Се, - присвистнул Пак Чанёль, оглядывая блондина с ног до головы, - я смотрю, Амур уже разжёг в тебе пламя, не хилое такое, - после чего последовал ржач.

До Кёнсу, бывший экономист, ныне студент сценарического отделения театрального университета, кажется, начинал краснеть, как помидорка с бабушкиной грядки и пытался выйти из аудитории. Вышел он не очень удачно, потому что в стену и от этого стало ещё более неловко. А за его спиной раздавался смех Чанёля, нецензурный вопль Бэкхёна, стукнувшего себя молотком по пальцу, и едва слышное «ты… это, в порядке?», на которое Кёнсу обернулся, встретившись с обеспокоенным взглядом парня, наконец-то снова замотанного в простыню.

До первой сессии ещё есть время, а До Кёнсу, кажется, уже лишился части нервных клеток и виной тому О Сехун, студент второго курса с актёрского отделения.

@темы: творчество, приманиваю Кёнсу, xoxo, f-fiction